Царь и его царство

Царь и его царство

Ассирийские правители, как и вавилоняне, взяли за основу государственного строя деспотическое правление последней шумерской династии. Однако ассирийские владыки, в отличие от вавилонских царей, подчинили своей власти абсолютно все стороны жизни страны.

Главным отличием Ассирии от Вавилона стало то, что ассирийский царь был не только светским правителем, осуществлявшим руководство политической и экономической жизнью страны. Царь в Ассирии — еще и верховный жрец, наместник бога, обладающий вдвойне божественной властью — и той, что принадлежит ему как царю, и той, что исходит через него от бога. Если в Вавилоне царя впускали в святилище Мардука — бога-покровителя города — лишь раз в году, и то без царских регалий, то Царь и его царство ассирийский правитель всегда сам предводительствовал в обрядах, посвященных Ашшуру, верховному божеству. Более того, все время правления царя он каждый год короновался заново, и обряд коронации был призван подтвердить родство правителя с богом.

Ассирийский царь был наиболее бережно охраняемым человеком в стране. Считалось, что через него бог Ашшур выражает свою благосклонность народу Ассирии, и от благополучия царя зависит благополучие всей страны. В свите царя было огромное количество жрецов и лекарей, отводивших возможную порчу и вредное магическое влияние от правителя. Любое предсказание, любое знамение увязывалось прежде всего с царем. Однажды, когда было предсказано, что царь скоро умрет, на его место Царь и его царство срочно возвели “подменного царя”, убили его и похоронили с царскими почестями, обманув тем самым судьбу.

В обязанности царя входило, кроме того, и управление армией. В любом походе он возглавлял свое войско, и даже в редких случаях, когда воинами командовал туртан — верховный военачальник, все его победы приписывались царю.

Такое, почти божественное положение царя в системе правления определяло следующее принципиальное отличие государственного устройства Ассирии от соседнего Вавилона. В Вавилоне, в продолжение традиций, заложенных еще шумерами, в управлении страной было две основных политических силы — храм и дворец, жрецы и знать, так что вавилонские цари должны были лавировать между ними. Ассирийские же Царь и его царство правители были единоличными властелинами в своей стране. Поэтому ассирийская деспотия была гораздо более жесткой, чем вавилонская.

В периоды, когда на троне Ашшура сидели сильные правители, эта жесткость и даже жестокость правления помогала им с легкостью объединять под своей властью не только всю Месопотамию, но даже довольно отдаленные регионы — одно время ассирийцы правили даже в Египте. С другой стороны, стоило ассирийскому царю ослабнуть, или если новый правитель был слабее, чем его предшественник, царство начинало рассыпаться. Покоренные народы, стонавшие под пятой ассирийцев, немедленно поднимали восстания, и Ассирия не раз после периода подъема надолго оказывалась раздробленной, потерявшей значительную часть своих земель.

Основным противником Ассирии Царь и его царство в борьбе за ведущее положение в Месопотамии было Вавилонское царство. Отношения двух государств были сплошной чередой войн и примирений. Ассирийцам нередко удавалось подчинить себе Вавилон, но при любой возможности вавилонские правители, даже происходившие из ассирийских царских семей, пытались отвоевать свою самостоятельность. Найти политических союзников против ассирийского царя Вавилону никогда не составляло труда. Покоренные и переселенные ассирийцами народы постоянно сохраняли надежду вернуться на родные земли, и это создавало вечную опасность бунтов по всей стране. И действительно, лишь только царская власть ослабевала, по всей стране начинались мятежи. Восставших почти всегда поддерживали правители Вавилона, рассчитывавшие с помощью мятежников либо самим Царь и его царство выйти из ассирийского подчинения, либо, наоборот, покорить Ашшур.



Управление таким государством — основанным преимущественно на военной силе, в значительной степени разобщенным — можно было осуществлять только с помощью разветвленной сети чиновников. В каждом городе, в каждом поселении все важные посты занимали назначенные самим царем люди, полностью отчитывавшиеся перед ним. Ассирийский правитель держал в своих руках все управление государством, единолично принимал все важные решения.

Бел-пахати — букв. “господин должности”, чиновник - правитель области.

Для облегчения управления огромным государством вся Ассирия была поделена на области — первоначально большие, в которых правила преимущественно родовая знать племен, обитавших в этих районах. Однако впоследствии крупные области были раздроблены Царь и его царство, и во главе каждой мелкой области царь ставил своего человека — бел-пахати. Разделение на мелкие области было тем более важно, что переселяемые на новое место покоренные народы и племена сводили на нет прежнее влияние древней знати исконных районов Ассирии.

Некоторые из городов, наиболее важные в торговом отношении, становились самостоятельными административными единицами, не связанными с близлежащей областью. В эти города царь также направлял своих людей — ”градоначальников”. Для связи с “губернаторами” при дворце постоянно находились особые чиновники — бел-пикитти.

Бел-пикитти — “чиновник для поручений”, нечто среднее между министром и царским курьером.

Высшие должности при ассирийском царском дворе занимали представители крупнейших Царь и его царство знатных семей страны. Эти высокопоставленные чиновники зачастую имели большую власть и могли так или иначе влиять на правителя. Из этих людей царь назначал послов в соседние державы, военачальников, своих представителей и советников. Такие чиновники назывались , согласно царским спискам, суккаллу. Всего списки чиновников, сохранившиеся в царских архивах в развалинах ассирийских дворцов, содержат около 150 наименований различных чиновничьих должностей всех рангов.

Суккаллу — букв. “посланец”, царский представитель или посол.

В задачи чиновников входил прежде всего сбор налогов и дани с покоренных земель. Кочевые племена, жившие на территории Ассирийской державы, обязаны были платить одну голову скота с каждых двадцати голов из своих стад. Сельские общины отдавали в Царь и его царство казну подати продуктами собственного труда. С городов собиралась дань серебром и золотом. Каждый город, в зависимости от количества населения обязан был уплатить определенный налог. Чиновник, управлявший городским хозяйством, составлял ежегодные списки жителей с описанием их семейств, принадлежащего им имущества и с указанием имени сборщика податей, которому они должны были отдавать налоги. Благодаря этим спискам сегодня можно получить достаточно яркое представление о структуре ассирийского общества.

Купцы и корабельщики, привозившие товары в порты Ассирии, также должны были заплатить царским чиновникам подать со всего предназначенного к продаже имущества и вдобавок с каждого судна.

От налогов были свободны только представители Царь и его царство высшей знати страны и некоторые города — такие, как Вавилон, Ниппур, Ашшур и несколько других древнейших культурных, экономических и политических центров. Жители этих “вольных городов” чрезвычайно дорожили своими привилегиями и обращались к каждому новому царю, взошедшему на ассирийский трон, с просьбой подтвердить их права и вольности, в том числе право на определенную административную самостоятельность. Несмотря на то, что, например, особое положение Вавилона было постоянным источником мятежей против царской власти, ассирийские правители предпочитали сохранять за городами их свободы. Попытки ликвидации городских вольностей, как это произошло во время правления Салмансара V, приводили к недовольству и активному сопротивлению вавилонских жрецов — весьма влиятельной политической Царь и его царство силы страны, причем дело доходило даже до свержения самого царя.

В управлении страной царь опирался прежде всего на светскую знать. Аристократические семейства получали от царя в дар земли и рабов, а также, в некоторых случаях, освобождение от податей. Это освобождение закреплялось в письменном виде в тексте дарственной, где подробно указывались переданные подданному земли.

Отношения царя и жрецов в Ассирии были несколько иными, нежели в соседней Вавилонии. Сам будучи верховным жрецом, царь легче мог контролировать храмовую знать своей страны, однако ему приходилось поддерживать хорошие отношения с южномесопотамскими жрецами, признанными наследниками и хранителями шумеро-аккадской культуры, положившей начало культуре Вавилона и Ассирии. Именно Царь и его царство жрецы с незапамятных пор владели основными научными знаниями, богатейшими медицинским навыками, общекультурной традицией. Кроме того, жрецы могли оказывать и оказывали значительное влияние на простой народ, так что для спокойствия внутригосударственной жизни ассирийские цари предпочитали не ссориться с храмами и присылать в них богатые дары.


documentaamckon.html
documentaamcryv.html
documentaamczjd.html
documentaamdgtl.html
documentaamdodt.html
Документ Царь и его царство