ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Селена быстро пробиралась сквозь заснеженный лес. Она была ослаблена и изнурена ночными испытаниями, но она не могла позволить себе отдохнуть ни на секунду. Она должна была добраться до Ордогаза до рассвета, или рисковала быть пойманной под открытым небом, когда взойдёт солнце. Дневной свет убьет ее так же легко, как и любой ненасытный оборотень или мстительный старейшина. Она взглянула вверх, сквозь полог ветвей деревьев над головой. Из того, что она могла видеть, это небо, казалось, ещё не было осветлено. У неё всё ещё было время, чтобы добраться до особняка.

“Я надеюсь”.

Конечно, она была не совсем уверена, почему так старается выжить, учитывая, что ГЛАВА ДЕВЯТАЯ все ее причины к настоящему времени пропали в пламени за последние семьдесят два часа, как вампир на солнце. Смерть её семьи, наконец, была отомщена, но ценой понимания, что вся её бессмертная жизнь была ложью. Так зачем жить дальше?

Привычка, наверное.

И Майкл.

Её лицо нахмурилось при мысли о молодом американском враче. Она знала, что должна сосредоточиться на своей предстоящей встрече с Маркусом, но её мысли продолжали тяготеть над взволнованным молодым человеком, которого она оставила в бункере. Сможет ли он набраться смелости и выпить клонированную кровь, как она сказала? Ей казалось, что он все еще не смирился со своим ГЛАВА ДЕВЯТАЯ новым состоянием.

Не то, чтобы она могла винить его. То, что Майкл пережил за последние три ночи, было достаточно, чтобы травмировать любого смертного. Она была впечатлена, что он так хорошо держится.

“Он не может быть воином”,- подумала она,- “но он не без мужества”.

В отличие от, скажем, Крэйвена.

Она заставляла себя идти быстрее, полная решимости добраться до Ордогаза раньше вероломного регента. Она не могла позволить Крэйвену уничтожить Маркуса и взять под свой контроль ковен. Тогда она и Майкл действительно будут беглецами всю вечность.

“ Очень надеюсь на то, что я и Крэйвен доберёмся до особняка одновременно”,- думала она,- “только так я ГЛАВА ДЕВЯТАЯ получу удовольствие лично снести ему голову”. Ее холодная кровь забурлила, когда она вспомнила о том, как Крэйвен стрелял в грудь Майкла пистолетом с нитратом серебра. Крэйвен заплатит за это неспровоцированное нападение, а также за обилие других преступлений. “Я сама за этим прослежу”.

Она улыбнулась при мысли, что более удобно ненавидеть Крэйвена, чем иметь дело с ее запутанными чувствами к Майклу. Она снова попыталась выкинуть американца из своей головы. Он был привлекателен, да, и чуток, но она была солдатом на задании, а не влюбленной девицей одной из романтических баллад, которые она слушала ребёнком. Кроме того, он был, по ГЛАВА ДЕВЯТАЯ крайней мере, на шестьсот лет моложе нее.

Так почему же она не могла забыть тепло его крови во рту, вкус его кожи под своими губами? Она вспомнила трепет, который она почувствовала, когда ее клыки осторожно погрузились в его мягкую плоть...

Хлопающий звук вторгся в её плотские мечты. Подняв глаза, она с изумлением увидела сквозь снежные ветви крылатую фигуру, словно ужасного тёмного ангела, парящего над верхушками деревьев. От удивления она открыла рот, а ее карие глаза широко раскрылись.



Что же во имя старейшин...?

Века скрытности в тенях не подготовили Селену к виду воздушного призрака над ней. Она никогда не видела ничего ГЛАВА ДЕВЯТАЯ подобного этому существу, как в смертной, так и в бессмертной области. Фестончатые крылья летучей мыши стремительно несли фигуру из виду. Она полетела на юг, туда, откуда она пришла.

Селена застыла как вкопанная. Страшная мысль проснулась в ней. Может это был ... Маркус? Она видела крылатое существо лишь несколько секунд, но что-то в нём заставило ее встревожиться. У старейшин не было крыльев, по крайней мере до сегодня, но многое могло измениться за последние несколько часов. Внезапный холодок пробежал по её спине, когда она вспомнила кровь Палённого, растекающуюся по полу склепа старейшин, под которым Маркус висел в покое. Что ГЛАВА ДЕВЯТАЯ Виктор повторил, незадолго до того как размозжить череп ликана учёного?

"Наследник Корвинуса находится здесь, всего в трёх шагах от тебя".

Он имел в виду самого Маркуса. Неужели одинокий старейшина в действительности обладал такой же генетической особенностью, как Майкл? Неужели Маркус тоже стал гибридом?

Сама мысль наполнила её ужасом, особенно когда она вспомнила, что крылатый объект летел на юго-запад.

К Майклу.

Одержимая внезапным страшным предчувствием, она развернулась и побежала назад, путём которым она пришла. Ее сапоги топтали глубокие следы которые она ранее оставила на снегу. Она бежала сквозь лес так быстро, как ее натренированные ноги могли нести ее. Все ГЛАВА ДЕВЯТАЯ мысли, добраться до Ордогаза, были забыты. За столетия Селена научилась доверять своим инстинктам, и сейчас эти инстинкты подсказывали ей, что Майкл был в смертельной опасности. Крэйвен и особняк могут подождать.

“Я иду, Майкл!”- отчаянно думала она. У крылато призрака была фора, но Селена, не обращая внимания на это, продолжала бежать. Она не собиралась отказываться от Майкла без боя, независимо от того, какого рода существо преследует его. Она молилась, о том, чтобы он по-прежнему был безопасно заперт в скрытом бункере. “Береги себя”,- умоляла она его молча,- “Не принимай никаких безрассудных решений”.

Подол её чёрного плаща развевался за ней, пока ГЛАВА ДЕВЯТАЯ она бежала.

***

К облегчению Майкла, полицейские одарили его лишь беглым взглядом, прежде чем вернутся к своей еде. Они, казалось, были больше заинтересованы в своём завтраке, чем новоприбывшем. Остальные посетители таверны также оставили его в покое.

“Хвала небесам за небольшую помощь”,- подумал он.

Найдя пустой стол, он опустился на скамью. После долгого похода по снегу, он чувствовал себя хорошо, будучи вне холода. Усталого вида буфетчица приняла его заказ, и он с нетерпением стал ждать своей пищи. Его желудок зарычал, как голодный оборотень. Он облизал губы в предвкушении.

“Боже, мне кажется, что я могу съесть целую лошадь”. Он вздрогнул при мысли о пакете плазмы ГЛАВА ДЕВЯТАЯ, который он оставил в старой шахте. Он был голоден, но не настолько.

Всё же.

Ощущения начали возвращаться к пальцам рук и ног к тому времени, как буфетчица вернулась с его заказом. Она поставила большую тарелку paprikás krumpli (картошка с перцем, паприкаш из картофеля) перед ним, вместе с кружкой горячего кофе. Он не мог пожаловаться на размер порции: нарезанный кубиками картофель и перечный соус практически переполняли тарелку. Пряный запах перца заполнил ноздри. Это была жирная тяжёлая пища, именно то, что ему сейчас было нужно.

И все же ... он колебался, прежде чем приняться за пищу. Слова Селены вернулись ГЛАВА ДЕВЯТАЯ к нему: "Обычная пища будет смертельной". Она это буквально имела ввиду?

Лучше есть медленно. Он пронзил кусок картофеля вилкой и осторожно откусил. Он жевал пищу медленно, готовый выплюнуть сразу, если он испытает какие-нибудь побочные эффекты. Вопреки предупреждениям Селены, однако, вкусное блюдо хорошо пошло. Лучше, чем хорошо, на самом деле; вкус был восхитителен. Отбросив осторожность на ветер, он начал закидывать пищу в рот, с жадностью пожирая её. Но он всё ещё не мог есть достаточно быстро. Через несколько мгновений, он закончил половину тарелки, подумывая о заказе второй порции.

“Нужно запомнить”,- подумал он.

Затем оно его настигло. Внезапный приступ ГЛАВА ДЕВЯТАЯ тошноты захлестнул его, заставив его, давится, и брызгать слюной. Горячая еда полезла обратно в горло. Он выпил всю чашку кофе, чтобы попытаться вымыть его обратно, но тошнота стала только хуже. Он стиснул челюсти, чтобы удержать рвоту от всего стола.

“Вот дерьмо!”- подумал он,- “Селена была права”.

Его тело отвергало пищу.

Программа теленовостей продолжала гудеть на заднем плане. Майкл игнорировал вещание до двух английских слов прозвучавших на фоне венгерского:

"Майкл Корвин".

Какого чёрта? Несмотря на взболтанные кишки, Майкл поднял глаза, чтобы увидеть его больничное удостоверение личности с фотографией растянутое на весь экран телевизора. Ведущая что-то говорила о "разыскивается для допроса" и "возможно ГЛАВА ДЕВЯТАЯ опасен".

Я облажался.

Конечно, два полицейских не пропустили последних известий. Оторвав взгляд от телевизора, Майкл увидел, что полицейские уже встали со своих мест и направились к нему, доставая оружие. "Не двигаться!"- крикнул ему старший полицейский на венгерском языке. Он был коренастого вида славянином в синей зимней куртке и чёрной меховой шапке. Его напарник был стройнее и моложе. "Руки за голову!"

Спазм скрутил кишки Майкла. Он схватился за живот, лицо его исказилось от боли. Ещё один приступ потряс его тело. Холодный пот выступил по всему телу. Он чувствовал жар... лихорадочный. Это было что-то вроде испытания, которое он пережил, когда ГЛАВА ДЕВЯТАЯ он впервые начал превращаться в оборотня тогда, в полицейской машине в Будапеште, но другие. Он вцепился в столешницу, пока костяшки пальцев не побелели. Вены на шее натянулись как тросы. Ноги тревожно дрожали под столом. Зубы вытянулись из его дёсен. Он упал вперед, опершись головой на грубую деревянную столешницу. Ещё больше предупреждений Селены промелькнули у него в голове:

" Если ты не утолишь свою жажду, ты будешь нападать на людей".

"Пожалуйста",- умолял он полицейских,- "Уходите".

Это было явно больше, чем двое мужчин рассчитывали на сегодня. "В чем дело?"- спросил младший полицейский, с ноткой паники в голосе. Его пистолет тревожно задрожал. "Он ГЛАВА ДЕВЯТАЯ на наркотиках?"

"Или просто сумасшедший",- сказал старший полицейский. Его прицел был устойчив: "Иди, вызови подмогу".

Молодого полицейского не нужно было упрашивать. Он бросился к входной двери, оставив своего старшего напарника бороться с обезумевшим американцем. "Я сказал, подними руки!"- повторил старший полицейский. Голова сильно разболелась, когда полицейский подошел к столу. Ему казалось будто кто-то бил в боевые барабаны внутри его черепа. Его виски пульсировали в придачу к неустанному барабанному бою.

"В чем дело? Ты что, оглох? "- прорычал полицейский, размахивая пистолетом перед лицом Майкла,-"Давай без глупостей!"

Майкл был слишком болен, чтобы подчиняться приказам полицейского. Все, что он ГЛАВА ДЕВЯТАЯ слышал, были громовые удары у него в голове, которые, казалось, становились громче в геометрической прогрессии с каждым шагом полицейского к нему, пока не стали звучать как приливные волны, разбивающиеся о скалистый берег снова и снова. Это луна управляла приливами и отливами, вспомнил он, и полная луна зашла сегодня...

Его лихорадочный взгляд неудержимо тянуло к быкоподобной шее старшего полицейского и ярёмной вене, пульсирующей под кожей. Соблазнительная артерия пульсировала в унисон с мучительными ударами в черепа Майкла. Он мысленно видел горячую кровь, бегущую по яремной вене мужчины, и с ужасом понял, что всё это время он слушал сердцебиение полицейского!

“Боже мой ГЛАВА ДЕВЯТАЯ”,- подумал он,- “Что со мной происходит?”

***

Лоренц Макаро стоял на вершине лестницы с видом на операционный центр. Артефакт, извлеченный из трупа Виктора, был надёжно спрятан во внутреннем кармане плаща. Самуэль оставался на посту подножия лестницы, ожидая дальнейших распоряжений. Макаро подозревал, что в скором времени ему снова придется отправить очистителей.

Святая Елена покинула Черное море и теперь плыла вверх по Дунаю к Будапешту. Венгерская столица оказалась связующим звеном нынешнего кризиса, так что Макаро думал, что вполне мудро перенести свою плавающую штаб-квартиру ближе к линии фронта. Работая на максимальной скорости, корабль должен был причалить в Будапеште к вечеру.

Дай ГЛАВА ДЕВЯТАЯ Бог, чтобы мы не пришли слишком поздно, подумал он. Знакомая тоска висела над его душой, благодаря всё более крепнущему убеждению, что всё близится к развязке. “Может быть, мы подошли к финальной главе, наконец?”

Под ним, внизу, операционный центр все еще находился в режиме полного кризиса. Исследователи укомплектовывали каждую станцию, контролируя СМИ и болтовню полиции. Пожар в Ордогазе продолжал создавать достаточно новостей, но Макаро предполагал, что здесь ещё есть что узнать. Маркус сжег все мосты за собой. Макаро мог только догадываться о теперешних поступках старейшины, но у него не было сомнений в конечной цели Маркуса.

“Его нужно остановить”,- знал Макаро,- “Любой ГЛАВА ДЕВЯТАЯ ценой”.

В то время как каждый исследователь исправно контролировал свою собственную заданную частоту, не обращая внимания на остальной шум, их командир старался прислушиваться к каждому вещанию сразу. Кому-либо ещё лепет конкурирующих голосов был бы непонятной стеной звука, но Макаро мог различить каждый из них. Его брови соединились в концентрации, когда он мысленно перебирал различные отчеты и обрывки разговоров полиции. Некоторые разговоры, будучи на русском, немецком и английском языках не представляли особого труда для него.

Взволнованный голос, кричащий на венгерском, привлек его внимание.

"... Корвин, американский беглец ... он здесь!"

Рука Макаро подскочила. Он решительно указал на один из приёмников ниже ГЛАВА ДЕВЯТАЯ.

"Там!"- сказал он кратко.

Его люди отреагировали с похвальной скоростью. Мгновенно все остальные передачи смолкли. Только голос, исходящий из указанного приемника был слышен по всей операционной комнате. Вся команда прислушалась.

"...Прошу немедленной подмоги. Повторяю, прошу подмоги ... "

“Вот”,- подумал Макаро. Волнение пронеслось по его жилам. Он щелкнул пальцами и взглянул на Самуэля.

"Сейчас же отправь туда людей!"


documentaamuxin.html
documentaamvesv.html
documentaamvmdd.html
documentaamvtnl.html
documentaamwaxt.html
Документ ГЛАВА ДЕВЯТАЯ